Хроники. препинание
adrillafeliz

  Как я здесь оказался? Не помню. То, что не может случиться внезапно, без причин, само по себе. Как же так получилось, что я здесь и не помню, почему? И это не сон. Реально ощущаю всё. Деревянный столб, тугие верёвки, прижимающие тело к нему и обездвиживающие меня, даже дышать трудно, как туго. Чувствую этот тяжёлый, потный, удушающий воздух, придающий чёткость общей атмосферы средневековой инквизиции, наказания без шансов обрести свободу, спасение. Отчётливо слышу голоса бешеной толпы, без намёка даже на сочувствие…  

 - посадить на кол, пусть знает своё место!..

Зал суда, который тяжело связать с правосудием. Говорят все, кроме меня. Без адвокатов.

 - … пусть знает своё место! – кричали нетерпеливые в спорах знакомые лица в одном лице. Сколько раз пытался я поставить на место тех, чьё мнение считал ничтожным. Изображая мягкость и спокойствие, я на самом деле ненавидел их за глупость, клеймо которой сам же им и повесил. Я доказывал, крича в душе и выкладывая один за другим чёткие факты своей правоты. Я уничтожал, беспощадно глядя в их глаза, борющиеся между детской наивностью традиций и реальной картиной новой навязанной парадигмы. Смотря на них сверху, я всё выше поднимался, подкладывая мощные глыбы высокомерия под ноги, тащил за собой пьедестал, на который удобно усаживался, чтобы отдохнуть  в перерывах своей мерзости.

 - …своё место, пустое место среди нас! – звенело в ушах. Не место, грязная лужа реальной моей сущности, наполненная вонью и недоступностью извне, огороженной колючей проволокой от мира обыденности и иллюзий, которыми я очертил настоящую, яркую для них, картину жизни. Но меня выдернули из этой ямы, обмыли от самолюбия и заставили почувствовать собственную вонь недавнего прошлого. Кем я был там?

 - лишите его языка и глаз! – кричали друзья прошлого. Умел ли я любить их? Или всего лишь делал вид заботы, сочувствия, тайно радуясь внутри их бедам, опускающим чуть ниже того, что выше меня, что горит ярким пламенем надежды и уверенности, чистоты чувств и желанием взаимности и искренности.

 - … языка и глаз, пусть сойдёт с ума от шизофрении! – шизофрении как голосов тысяч неверных образов, борющихся и изрыгающих поочерёдно тоннами массы вещества из моего рта. Личностей, зацикленных на себе, не способных помириться даже в одной моей голове, разрывающих друг друга в клочья, покрывающих язвами негатива мою любовь. Шизофрении как следствия от осознания собственного недостатка последовательности в действиях и словах. Кем я был там?

 - забейте его камнями! – кричала та самая, настоящая, чистая, горячая и страстная любовь. Как смог посметь не ценить её? Какие причины нашёл, чтобы оттолкнуть своим безумием так дерзко и жестоко? Никаких. Не нашёл ничего. Сам нарисовал, поверил и воплотил в реальность свои же оправдания ненависти.

 - … камнями, как он осыпал меня своими обвинениями ни в чём! – обвинениями в том, в чём виноват был сам. Только сам. Кем я был там?

 - сжечь его! – холодно и негромко утвердили создатели.

 - сжечь, как черновик неосуществившейся работы, нереализованного проекта безупречности. Сжечь неблагодарного, держащего в руках множество тайн и разбросавшего свои инструменты для строительства счастья себе, близким. Сжечь не оправдавшего надежды  невежу. Сжечь - как вердикт за самоуничтожение в самой извращённой форме. Сжечь – как приговор без шансов на оправдание. – кем я был там?..

Верёвки на совесть, как тонкий намёк на отсутствие оной во мне самом, намёк на старательность и щепетильность, всё то же отсутствие. Верёвки, на совесть грубые и колкие, мешали думать, но думать было поздно.

 - простите! – есть ли смысл кричать? Простить за что? Кем я был там, в мире простом и сложном, так резко и безвозвратно прощающимся со мной, выбрасывающим в пустоту, в пепел, о правильности которого так усердно доказывал, тем самым выбрав его для себя как точку. Очередная насмешка. Они смеются в лицо, не здесь, там, в мире образов и метафор, смеются в лицо, издеваясь над тем, кем я стал. А кем я был там?

Начинающим философом? Да, я думал о смысле жизни, я хотел добраться до истины, скрытой под толстой, лишь слегка прозрачной вуалью так называемой реальности. Да, вместо того, чтоб плыть по направлению, задуманном для каждого, попавшего в этот мир, я кричал, что нужно повернуть в сторону, что впереди нас ждёт водопад чистилища, и только избранные пролетят над ним, избранные, которые повернут назад, увидят берег, сойдут на него, оденут крылья истины и воспарят, минуя сильный поток, не окунаясь в него. Кому кричал? Зачем кричал о том, чего не знал, и лишь наброски чего смог увидеть в тысячах знаков. Кричал, но сам не шёл, будучи слепым и неспособным увидеть путь к этому берегу, как и сам берег. Лишь радостный мираж. Радостный, полный счастья, но лишь мираж… кем я был там? Всего лишь шут, одевшийся в шамана и возомнивший себя шаманом, ведущим вперёд глупое племя своими напутствиями о мираже. Вот результат. Вот логика, которой был озабочен в этой маленькой вечности. Мокрый хворост, брёвна, запах пота моего страха и ИХ злости.

Сколько счастья, сколько радости долгожданной справедливости, радости избавлению от помехи в мире настоящих удовольствий реальности, материальной и ощутимой. Радость во всех, кроме любви. Её печаль, её всё те же, не пропавшие искренность и вера в меня, блестели и плакали солью единственного настоящего в этом, покидаемым мною, мире. Казалось, обрекая меня на казнь, она сама была готова пойти за мной в пепел, сама хотела поверить в мою истину и утонуть в вечности. О нет, только не ты. Все вокруг, но не ты, пусть винят меня во всём. Тебя я любил, самоотверженно и чисто, с дрожью во всём теле и сердце, не мышце, а сердце-душе. Ты не так поняла, я не хотел, прости.

 - только ты прости, только блеск твоих глаз пусть будет со мной в эти секунды! – кричал я уже сквозь пламя. Она простит, и больше ничего. Кем был я там?..

… не знаю, сколько бесконечно длинных моментов прошло. Я начинал задыхаться от дыма собственной плоти. Я почти ослеп и видел теперь только её не моргающие глаза, как символ величайшей красоты внутри и рядом со мной, всего яства…

…ещё тысячи моментов перевёрнутой восьмёркой промчались мимо. Запах дыма исчез, исчезла боль, стало совсем тихо. И тут я увидел тонкие полупрозрачные нити, тянущиеся из моей головы ко всем палачам, кроме неё. Они вытянулись, корча недовольные злые лица, стали тонкими, как их нити, стали этими нитями и исчезли, тихо растворяясь вслед за дымом. Исчез огонь, столб, площадь. Остались только её глаза…

Это не точка, - запятая. Кем стал я?..


хроники. проволока
adrillafeliz

Удивительно, как пламя успевает прикоснуться ко мне, но не успевает обжечь. Я медленно провожу рукой сквозь него, и лишь намёк на тепло успевает добраться до моей головы. Пройдя длинный путь бесконечной цепью информационных потоков, оно тихо стучит в одну из тысячи комнат-ячеек, предназначенную для него. Универсальный том. Раздел тепла. Не важно какого. Тепла батареи в холодной комнате у ещё не определившейся стены. Кому подыграть, чей стиль будет доминировать сегодня? Погодный уличный или подающий надежды стиль потока горячей воды?.. тепла солнечных лучей, разбудивших ласково и надоедливо чуть позже рассвета. Тепла воды в ванной, обволакивающего усталое тело после долгих напряжений и сокращений. Тепла дыхания, тепла рук… все они подают сигнал сюда. Сигнал тепла, но не жаркого ожога. Я быстрее огня, и не успеть ему, пустив слюну плазмы, укусить, лизнуть мою плоть. Он только нюхает, готовится, и контакт заканчивается здесь. Я сильнее пламени, бесконечно быстрого, но слишком малого и короткопамятного, чтобы успеть атаковать меня.

Играюсь с ним, великим и неизмеримо старым, могущественным, пустившим лишь палец, ноготок, волос своего яства на эту свечу. Играю, издеваясь и посмеиваясь над его тщетными попытками. Это всё те же проблески секундной победы, власти, нарисованной мной на доске реальности.

 - всего лишь пламя?

 - конечно нет. Слишком просто… тратить себя на ребячество. Символ.

 - пламя – всего лишь символ? Как высокомерно. Столь унизительно для играющего чаще ведущую роль, быть ведомым твоими иллюзиями его слабости…

 - я не касаюсь. Не тот случай, где стоит внимательно анализировать роль ведомого и ведущего. Просто символ части реальности, гнущей…

 - гнущей?

 - да. Гнущей. Я проволока в большой обмотке счастья будущего. Горячая проволока с обгоревшей и испарившейся обмоткой. Проволока на катушке сценария без текстов, образами писанного.

 - кто же сценарист?

 - сценарист – личность неприкасаемая. Неприкасаемая настолько, что даже имя его произносить – не то, чтобы грех, а проступок более низкий и необратимый в последствиях. Моя роль в его творении – тайна нас двоих. Как он пишет, как мы пишем? Не знаю. Кажется, что даже мою роль в написании сценария он продумал и прописал заранее, дав мне немного власти для большего энтузиазма. а вот не согнёшь. Жёсткое вещество ей дарено, с уникальной уворотливостью от изгибающих моментов со стороны, не ею продуманных…

 - ею

 - ею, моей мессией, брошенною в который раз сценаристом рядом с катушкой… наделённую магнетизмом особым, точечным…


(no subject)
adrillafeliz
застряли до колен и даже выше
мы в этой сказке, не для нас написанной
её герои шепчут еле слышно
чем дышит тот, кто остаётся снизу

нам дали визы на одну свободу
прямого хода через мир слепых надежд
мы без одежды по последним модам
побродим, но останемся всё те же

меня не тешит перспективы ступор
и купол надо мной растёт всё больше
я шёпотом рассказываю в рупор
что каждый сделал меньше, чем он может

(no subject)
adrillafeliz
так умирает последнее, тихо стирая грани
из куба шар замыкает слова на ветер
стучали крыши, пугая своих соседей
съезжали с рамок того, что лепили сами

так умирает бессмертное, тысячи слов прощанья
замёрзли тихо, как капля в одной снежинке
как сумасшедший, качаясь на стула спинке
колени больно содрав до крови ногтями

уходит шагом одним среди миллионов
без тени духа, без времени на запреты
закрыв на плотный засов право на беседы
о смысле тонких запретов седых канонов

так странной дрожью по телу прошла минута
минута вечности солнечных расстояний
кто в этой очереди оставался крайним
страдая молча от боли и вечных зудов

плевали все на минуты из вечной мысли
плевали, делая вид о своих заботах
их слёзы вонь изрыгали похуже рвоты
смеялись, плача, ушли беззаботно, быстро...

(no subject)
adrillafeliz
я зависим от этой тонкой
на пять сотен что тихо тянется
в наших маленьких перепонках
числа с верху на низ считаются

через тысячи, но секунд
бесконечности жарких градусов
голоса через сеть не лгут
в моей памяти дрожь останется

я зависим от этих строк
что тобой для меня навеяны
в моих мыслях пульсирует ток
эти двое легки как перья

даже вечность сейчас мала
чтобы высушить нашу тайну
души здесь, далеки тела
мы на кнопки так нервно давим...

(no subject)
adrillafeliz
в странном смысле немых утех
пляшут бесы вокруг меня
не толкая на гнусный грех
затмевая приходы дня

в диком танце без слов и нот
доводя до границы бред
роют нору как старый крот
своим опытом ставя след

в этой пляске мои глаза
утопая, кричат на всё
мне затмила моя тоска
кто же мысли мои увезёт

кто, доставив на край земли
бесконечной в своём шару
утопая в песках мели
охладит в голове жару

в странной музыке миллион
неистраченных чьих-то сил
и солист добаляет стон
град эмоций его добил

всё насыщенно суетой
раздувая пространства сеть
ровной линией станет строй
повторялись поступки впредь

не понять и перевернуть
с ног на голову тонкий смысл
я сожгу эту глупую суть
и из пепла создам свой путь
длинным списком случайных чисел

догорая взрывает дно
толстым слоем гнилых опилок
и становится всё равно
чем заполнены сотни дырок

этот мир будет слишком мал
для тебя и моих сарказмов
я на чаши ослаблен стал
предо мной моих мыслей зал
но сдержаться умел и знал
от бесспорных сердечных спазмов

(no subject)
adrillafeliz
пишите письма от руки, пытаясь хоть попытки
осуществить в стремленьях сущность изменить
пределы края, неизбежность самых прытких
ломала бездна, обрезая безнадёжных жизни нить

пишите письма от души, ссылаясь вредность погубить
от сладкой гордости не отступаясь ни на шаг
в борьбе за правду не погибнет от обид
ваш вечный враг, сидящий в вас самих же враг

пишите строки о любви, не доверяя даже слову
не выбирая руку помощи протянутых идей
разбейте сталь, твердыню, ставшей вам оковой
жалейте души, каждый, будущее сей

из сладких зёрен восходящий солнца луч
пусть освещает не звездой, кричащей правду
а крик неправдою, годами обессилен и измучен
бросайте в лица палачей, что вам не равны

взрывайте раны славной чередой
своих отпущенных не пастырем, а делом
сжигайте тело, не обделено едой
из мяса пищи подавайте нищим
пока не очертили белым мелом

останьтесь при себе в невежых спорах
о вашей сладко сделанной судьбе
и не надеясь на неё, не прячьтесь в норах
пишите шпоры, пребывая в наготе

не обольщайтесь горькой, в то же время правдой
в руках ищите свой источник тьмы
лишившись света избегайте ада
грехов последствия и огненой тюрьмы

(no subject)
adrillafeliz
ломается, крошится, рушится созданный мир
по трещинам падают из серебра и стекла на осколки
за зеркалом неба, казавшимся вовсе не тонким
я тёр свои точечки-звёзды от пыли до дыр

я грыз свои ногти, тянулся зубами к локтям
ломал афоризмы в суставах крошившихся ног
и лился на пол без волос мысленосный поток
собой заполняя мой путь по кровавым следам

убив тишину одиноким без смысла молчаньем
до слёз не моргал, потирая подушечки пальцев
ломается, крошится без витаминов мой кальций
хотел лишь обрызгать, но вылил на берег цунами

(no subject)
adrillafeliz
прикоснись ко мне нежно, с агрессией
утопи жарким ядом укусов по телу
оближи моё тело, как бестия
дико пляши...ведь со мной только ты так умела

обрисуй ноготками на мне в тонких строчках
неповторимость, поэзию мыслей безумной тебя
чтобы я ощутил по клеткам, до самых кончиков
взгляд от глаз твоих страстных не отводя

раскуси, разорви мою плоть, наготы добиваясь безмерной
и своей наготой, своим телом прильни к моему
оболью свои стены литрами кислоты серной
я сквозь боль о любви твоей всё наконец-то пойму

я пойму и нырну в тебя так глубоко, что до боли
сладко-страстных страданий твой голос прорежет мой слух
я тебя оболью результатом физической воли
пусть любуются духи, безумным завидуя двум

(no subject)
adrillafeliz
не вечен в вечности момент
он длится, тянется, но всё же он не вечен
он короткий
как этот день, как полчаса разлуки
линией нечёткой

как сладкий сон в коротких строчках
что есть мочи мы друг другу посылаем
я до края распускаю почки
и мы в конце не ставим точки многоточием своим
момент сомнений непреодолим, но только был
он весь очистился от мрака снов грядущих
мыслей гуща наполнит светом тёмную тропу
я открываю мораторий на табу
я останавливаю на ходу табун
простым движением закрытых век
под твой любимый трэк
не грех услышать громкий смех желанных уст
и пусть пока таких далёких от меня
сквозь сотни километров я лечу на голос...

?

Log in

No account? Create an account